Четверг, 14.12.2017, 15:59
Воскресная школа храма Архангела Михаила
с.Летово
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Детям
Новые добавления
Рисование песком или песочная анимация 
ОБРАЗЕЦ Рабочей тетради по Закону Божиему для детей от 7 до 9 лет 
Конкурс «Красота Божьего мира». 
 
Главная » Статьи » Для родителей

Куломзина. Преподавание Закона Божия в воскресных школах
Преподавание Закона Божия в воскресных школах

   Тема моего доклада — преподавание детям Закона Божия, то есть постепенное сообщение детям знаний о Боге, о Церкви, о Священном Писании, о молитве, о богослужении, — сведений, которые нужны человеку, чтобы жить — и жить сознательно — православным христианином. С самых первых слов я хочу ограничить эту тему. Мы должны ясно осознавать, чему мы можем научить детей и чему мы не можем научить. Помню, как покойный отец Сергей Четвериков внушал мне: «Есть знания о Боге и есть знание Бога. Мы можем пытаться передавать детям знания о Боге, но мы не можем давать им знание Бога, познание Бога. Это не в наших силах». Познание Бога — индивидуальный путь отдельной души, путь приближения к Богу, это тайна отношений между Богом и человеком. 

   Искренний самоотверженный труд пастырей, преподавателей, добросовестность и усердие родителей, связь, устанавливающаяся у детей с жизнью прихода, имели и имеют большое значение. В хороших случаях такие школы дают детям конкретный, реальный опыт церковной жизни, являются частью духовного роста всех участников, и у детей остается добрая память о своем участии в церковной школе. 

   Беда в том, что воскресная школа приносит пользу только если она — хорошая, если в ней царит хороший, добрый дух, если преподавание ведется продуманно, преподаватели хорошие, а главное — если школа вводит детей в опыт церковной жизни. 

   Нам, православным преподавателям, которым Бог поручил великое и ответственное дело помочь нашим детям стать хорошими православными людьми, нужно всегда помнить эти два ограничения: 
1. «Знания о Боге», которые мы хотим внушить детям, только один из немногих кирпичиков, только маленький кусочек всего того, что помогает росту, развитию «познания Бога», то есть духовному росту человеческой души. 

2. Если мы хотим принести эту, хотя и ограниченную, пользу духовному, христианскому развитию наших детей, мы должны очень тщательно, очень ответственно подготовить, продумать, проработать то, что мы пытаемся передавать детям на уроках, и как мы это делаем. То, как поставлена школа, как мы преподаем, какие у нас отношения с детьми, как дети относятся к школе, к преподавателю, имеет не меньше значения, чем то, что мы преподаем. 
1. Воскресная школа должна служить входом в церковную, приходскую жизнь 

   До того как говорить о содержании и программах преподавания Закона Божия, необходимо вдуматься в роль школы как части Церкви, как части церковного организма. Если этого не сделать, наше преподавание останется мертвым и отвлеченным. Главное значение школы в том, что она должна быть связана с жизнью Церкви и в то же время открыта, восприимчива к окружающей среде, к миру... Школа — как бы «прихожая» в квартире, открытая для входящих и вводящая их в главные комнаты. Может быть, эту мысль лучше пояснить примерами из жизни, чем теоретическими объяснениями. 

   С совсем маленькими детьми, в детском саду, очень полезно бывает устроить посещение храма в часы, когда нет богослужения, когда детей можно водить по храму, подходить с ними к разным предметам в храме, давать им трогать, разглядывать. Можно тут же, в храме, научить детей креститься, прикладываться к иконам, ставить свечи, принимать благословение, подходить к кресту, к причастию. 

   С детьми старше семи лет бывает полезно провести детское говение. Помню, как прошло детское говение в детской школе при Свято- Владимир ской Академии. Во всех классах школы была проведена подготовка к исповеди, беседы о покаянии и т. п. Старшие девочки испекли просфоры к литургии. Все дети заранее приготовили записки с именами близких для поминания. Отдельные дети подготовились читать в церкви. Были выбраны мальчики для прислуживания. Все дети разучили несколько песнопений. Исповедь была накануне вечером. Проскомидию отец Александр Шмеман совершил перед Царскими Вратами. Дети стояли вокруг него и читали имена по своим запискам, пока он вынимал частицы из просфор. Как бы ни ослабевала потом их связь с Церковью, эта память остается. 
2. Содержание преподавания в школе 

   Я убеждена, что Закон Божий не есть предмет, который, как арифметику или географию, надо заучить, одну часть за другой: Ветхий Завет, Новый Завет, богослужение, вероучение, история Церкви. Уроки Закона Божия должны давать те понятия, те сведения и мысли, которые нужны ребенку для наиболее полной христианской жизни на его уровне развития. Это основной принцип составления программы по Закону Божию. Есть вероучение и для трехлетнего ребенка, есть знания о богослужении, которые нужны в каждом возрасте, есть знание Нового Завета, которое открывается только в старшем возрасте... Постараюсь дать краткое описание некоторых аспектов христианской веры, которые нужны на разных уровнях детского развития. 

   Уже в три, четыре года у ребенка может быть понятие, что Бог есть, а может этого понятия и не быть. Он может знать, что папа, мама, бабушка «молятся», он может понять такие выражения, как «Бог сделал солнышко, небо, звезды, всё...» Он может понимать рассказы про Иисуса Христа, как Он помогал людям. Мне кажется, что для маленьких детей в евангельских рассказах самое важное — не «чудесность», которую они будут воспринимать как сказочное волшебство, а именно любовь Спасителя к людям, сочувствие, жалость. Представление ребенка о Боге будет совсем другое, чем у взрослого. Говорить маленькому ребенку, что «Бог есть Дух», что «Бог это Святая Троица», просто ни к чему, дети не воспринимают абстрактные представления. Но четырех- или пятилетний ребенок вполне может представить себе действия, то есть не понятия о любви, а «Он любит меня», «я люблю его или ее», и, говоря о Боге с маленькими детьми, упор нужно делать именно на том, что Бог делает, совершает... 

   Помню, как я с ужасом смотрела, как молодой, милый, искренний учитель Закона Божия учил своих пятилетних учеников ходить хороводом и вместе припевать: «Бог есть любовь!», и думал, что он этим дает им понятие о Боге. Помню я и маленького, трехлетнего мальчика, который после того, как мать, укладывая его спать, помолилась с ним, выглянул в окно, взглянул на небо, помахал рукой и закричал: «Спокойной ночи, Боженька!» Дай Бог, чтобы у нас, взрослых, было бы такое реальное чувство Бога. 

   Нет большой беды в том, что ребенок представляет себе Бога кем-то вроде доброго Деда Мороза: это его представление, по мере его собственного развития оно углубится, усилится, изменится. Но взрослым, занимающимся с детьми, не следует преподавать им то, что для них самих фальшиво и что ребенку потом придется откинуть. Из всего обильного материала религиозной мысли детям надо сообщать то, что они способны воспринимать, в очень простой форме, но то, что мы сообщаем, должно быть правдой. Нельзя преподавать то, что дети потом должны будут отбросить как неправду. Слова «Бог сотворил солнце, небо, звезды, тебя, меня» ребенок представляет себе совсем иначе, чем взрослый, но эти слова остаются правдой и для взрослого верующего. 

   До сих пор вспоминаю, как в моем детстве, то есть восемьдесят лет назад, из учебника чистописания я переписывала слова: Боженька весь беленький, С седенькими бровками... Такой подход в преподавании Закона Божия мне кажется абсолютно неправильным. Мы должны не искажать понятия, которые мы стремимся передать, а передавать то из наших верований и понятий, что дети могут усвоить на своем уровне развития. Очень полезно вспомнить, как Церковь наша открывает полноту своей благодатной жизни детям. С самого младенчества дети допускаются к таинствам крещения, миропомазания, причастия, а с семи лет и к исповеди. Поднося младенца к Чаше, мать говорит ему: «Батюшка даст тебе вкусное, хорошее». (До сих пор помню, как поступил наш старенький, совсем простой батюшка. Он очень огорчился, когда моя шестимесячная дочь, всегда охотно причащавшаяся, после болезни, во время которой ей давали с ложечки лекарство, не захотела причащаться, заплакала. Придя к нам чай пить, он стал ей давать с ложечки варенье, приговаривая, что он «всегда дает вкусное».) Это младенческий язык, но это правда. Позднее ребенок уже начнет понимать из отношения взрослых, что это что-то «Святое», совсем особенное. Ему можно говорить: «Это Святая пища. Это тебе сам Боженька дает». И наконец, когда дети будут способны воспринимать рассказы, можно рассказать им о Тайной Вечери и как Иисус сам причастил Своих учеников и сказал им всегда это делать в Его память. Рассказ этот можно передавать на очень разных уровнях, с подробностями, понятными и интересными для самых маленьких. И только уже более старшим детям, девяти-десяти лет, можно постараться дать понять, что в Таинстве Евхаристии Христос принимает наши дары, нашу жизнь под видом простой пищи и пития, хлеба и вина, и отдает Самого Себя, Свою жизнь, Свою любовь во Святом Причастии — нам. Помню два случая детского восприятия рассказа о причастии. Мать четырехлетней девочки на Страстной Неделе показала ей икону Тайной Вечери. Девочка очень заинтересовалась разными подробностями и наконец спросила, где же были те женщины, которые тоже ходили с Христом. Мать была несколько озадачена вопросом, но девочка тут же сама придумала ответ: «Ну конечно, они же готовили ужин, поэтому их здесь нет...» Мне кажется, это пример именно самого хорошего детского благочестивого, реалистического воображения, того, которое делает детей такими близкими к Царству Божию. 

   А другой случай мне рассказывал отец Сергий Четвериков. Молодые, ревностные устроители воскресной школы в Прибалтике в 30-х годах устроили детское говение, подготовили, как умели, детей, объясняя им таинство, и вдруг во время литургии все дети стали со страхом пятиться, отказываться идти к причастию, говоря: «Не хочу крови, не хочу мяса...» И отец Сергий меня тут же научил, что надо рассказывать детям именно о Тайной Вечери, о событиях, связанных с ней, а не пытаться объяснить им богословские понятия, которых они воспринять не могут. 

Объем знаний в детском саду 

  Я бы определила объем знаний, которые мы можем пытаться дать детям до семи лет, так: 
а) Познакомить маленьких детей с теми религиозными понятиями, которые они могут воспринимать с помощью органов чувств: ощущением, зрением, обонянием, слухом, вкусом, осязанием. В это входит и крестное знамение, и «предметное» знакомство с храмовой утварью, и такие действия, как прикладывание к иконам, подход к кресту и т. д. Через такое восприятие дети получают первое понятие о святости, о том, что в окружающей их среде есть святые действия, предметы. 
б) Из Священной Истории Ветхого и Нового Завета самым маленьким детям надо рассказывать те рассказы, которые дают им ощущение любви Божьей к людям, чувство защиты от опасностей, участия Бога в жизни людей. Маленькие дети еще не способны воспринимать понятия времени и места, где происходят события, так что эти рассказы надо рассказывать так, как будто это только что произошло, так, чтобы ребенок сам чувствовал себя участником этих событий. Помню, как я рассказывала шестилетнему правнуку моему рассказ о насыщении пяти тысяч и о том, как мальчик помог Господу тем, что у него оказалось немного хлеба и рыбы. Как у него заблестели глаза и как мечтательно он сказал: «Как бы я хотел жить во времена Христа!» Он так хотел бы быть этим мальчиком! Слишком длинно было бы приводить здесь список рассказов из Ветхого и Нового Завета. Упомяну несколько, чтобы дать почувствовать вам, какие рассказы особенно подходят детям: это рассказы о сотворении мира (предлагая малышам закрыть руками глаза, чтобы представить темноту), о потопе (подчеркивая, как Бог, когда мир погибал из-за зла, спас целую семью и животных, и включая в рассказ историю с голубем), о младенце Моисее, спасенном из воды, и многие другие. Из Нового Завета особенно дороги детям рассказы о Рождестве, о разных исцелениях, о том, как дети кричали, встречая Христа при Его входе в Иерусалим (можно сравнить это с тем, как мы теперь в церкви на Пасху отвечаем священнику криками «Христос Воскрес!»), притчи о блудном сыне и о милосердном самарянине. 
Объем знаний в начальной школе 

   Начиная со школьного возраста, может быть, самым важным критерием содержания уроков Закона Божия являются те вопросы, которые задают дети этого возраста. Может быть, они не зададут эти вопросы на уроке, но катехизатор должен дать себе труд достаточно общаться с детьми — любыми детьми, где-нибудь, — чтобы познакомиться с детским мышлением. Нужно сказать, что дети лет восьми, девяти, десяти, со своими бесконечными «почему» и «отчего», ищут очень простых и примитивных ответов. (Вспомним в «Детстве и отрочестве» Толстого, как Николинька, рисующий охоту синим карандашом, спрашивает отца: «Бывают синие собаки?», и когда отец рассеянно отвечает: «Бывают, бывают...», он с полным удовлетворением продолжает рисовать свою синюю картину.) Обычная ошибка законоучителей — давать слишком сложные, отвлеченные объяснения младшим детям и слишком примитивные, категоричные — старшим (11-ти, 12-ти, 13-ти лет). Между тем мы должны помнить, что к этому времени в мышление ребенка потоком вливаются впечатления, мысли, понятия, которые он получает и в школе, и из телевизионных передач, и просто из того, что слышит вокруг себя. И эти понятия он воспринимает довольно примитивно, но они иногда входят в конфликт с усвоенными им, часто тоже достаточно примитивными религиозными понятиями. У детей школьного возраста часто проявляется некий скепсис: «А правда ли это?» «А как это может быть?» Мне кажется, что за ранние школьные годы, лет от 8 до 11-ти, детей надо познакомить с Ветхим и Новым Заветом в форме понятных им рассказов, но проводя этими рассказами основную мысль — историю спасения человечества, т. е. сотворение мира и человека, грехопадение, постепенный рост в богопознании, нравственный закон, открытый в Ветхом Завете, ожидание Спасителя, Его рождение и жизнь и учение (в притчах), Его крестная смерть, воскресение, основание Церкви. И преподавание это лучше организовать концентрически, начиная с простых рассказов, переходя к беседам о смысле событий в соответствии с детской способностью воспринимать понятия. С более старшими детьми в этой возрастной группе хорошо организовывать урок вокруг тем, интересных детям; например, что говорит о сотворении мира наука, а что — Библия, или как объясняет библейский рассказ сотворение человека и какое это имеет отношение к поднимающимся теперь вопросам о загрязнении окружающей среды, и т. п. 

   Нравственное учение христианства. В эти же годы уроки Закона Божия должны развивать нравственное сознание детей. Очень важно дать им правильное понятие о грехе. Покойный о. Александр Шмеман говорил, что детям надо внушить, что грех — это «огорчить Господа Бога». Дети часто определяют грех «количественно»: разбить по небрежности дорогую вазу — большой это грех пред Господом или нет? А может быть это и вовсе не грех, а лишь огорчающая родителей житейская неприятность, которую необходимо просто пережить, как бы не было жалко вещь. Богослужение. За эти годы надо постепенно осмыслить для детей ход богослужения, главным образом Божественной Литургии. Детям 8-ми, 9-ти, 10-ти лет трудно и, главное, скучно бывает выстаивать длинные службы. Чисто зрительная занимательность уже недостаточна. Мне кажется, что детям очень полезно познакомиться (больше в порядке детского восприятия, чем академического) с «ходом» богослужения, «что идет после чего» или даже «скоро ли кончится». Сама я проводила уроки с десятилетними детьми с помощью карточек, изображающих различные моменты литургии. Я объясняла смысл каждого действия (руководствуясь в значительной степени книгой о. Александра Шмемана о Евхаристии), и постепенно они научались раскладывать эти карточки в правильном порядке. За эти ранние годы детям надо усвоить и понять смысл по крайней мере трех таинств — Крещения, Причастия и Покаяния. 

   Богословские понятия. Рационализм детей в возрасте от девяти до одиннадцати лет примитивен. Они удовлетворяются довольно простыми ответами, не идут в глубину, но, тем не менее, им нужен удовлетворяющий их ответ, в них уже есть известный скептицизм. «А правда ли это?», «А так ли это?» За эти годы очень важно дать детям понятное для них понятие о тайне Святой Троицы, о чудесах (в отличие от магизма и волшебства), о смерти, о святости, о молитве. Очень критическим в эти годы является развитие детского понимания молитвы. Почти все дети переживают случаи, когда они молятся о чем-нибудь, просят Бога, а просьба их не исполняется, и к этому надо отнестись со вниманием. Кроме того, именно в эти годы, даже в тех семьях, в которых родители молились с маленькими детьми, родительское руководство в молитве обычно прекращается. Да и должно прекратиться, так как молитва должна сделаться самостоятельной. И если тема простой личной молитвы, ее значения, то, как следует молиться, не будет затронута, привычка личной молитвы, ежедневной молитвы просто исчезнет. 

   Нравственное сознание детей способно теперь воспринимать более сложные понятия, чем послушание и непослушание. В рассказах из Нового Завета, особенно притчах, в примерах из житий святых, в рассказах из современной будничной жизни надо помочь детям осознать значение любви к ближнему, сострадания, значение усилия, труда, соблазна. Я знаю, что тут очень трудно избежать слащавой и несколько фальшивой морализации. Помощью могут служить отрывки из литературных талантливых произведений (например, «Сережа» из «Детства и отрочества» Л. Толстого). Необходимо знать, что читают дети, что смотрят, и уметь использовать это. 

   Практическое участие в жизни Церкви. Об этом я уже говорила и сейчас только хочу напомнить, что считаю это очень важной стороной программы преподавания Закона Божия. 

    Преподавание Закона Божия подросткам (тринадцати — пятнадцати лет). Переходя к этому трудному и сложному возрасту, мне кажется, что самая главная задача, самый основной критерий в преподавании Закона Божия — это суметь дать подросткам чувство, что вера, религия, духовные ценности, христианство имеют отношение, связаны с теми вопросами и интересами, которыми они живут, с теми чувствами, которые они переживают, и переживают часто остро и болезненно. Им совсем неинтересно, что решил такой-то вселенский собор в таком-то веке, но они встречаются с положениями, с конфликтами, проблемами, которых мое поколение в их годы не знало. В сущности им приходится решать вопросы: « Кто я? Чего я хочу в жизни? Кем я хочу быть? Что такое любовь? Где мое место?» К подросткам не подойдешь с рассказиками из священной истории или из житий святых, да и отнесутся они к ним довольно скептически. Я должна сказать, что я просто не знаю авторов, которые умеют писать о религии для подростков, а из священников за свою жизнь я знала только двух, которые умели сразу и непосредственно заинтересовать группы подростков духовными вопросами — отца Александра Ельчанинова и отца Александра Шмемана. 

   Общий принцип для занятий с подростками — найти, нащупать темы, которые сейчас им живо интересны, и к этим темам подойти с духовной точки зрения, углубляя их, обогащая их понимание теми сведениями, которые привносит руководитель. Главная задача — зажечь огонек интереса к теме, а потом питать этот огонек сведениями, которые преподаватель может сообщить своим ученикам. 

   С подростками главным содержанием Закона Божия должна быть история Церкви, так как в церковном прошлом возникали часто те же самые проблемы и трудности, которые мы переживаем теперь. Это дает нам возможность приучить детей обсуждать трудности в свете знания прошлого, а не просто спорить и рассуждать, не понимая проблемы. 

   Обобщая то, что я попыталась передать в моем докладе, можно сказать, что наша школьная работа с детьми, преподавание Закона Божия, должна строиться на двух основных принципах: 

1. Школа, уроки должны быть введением в опыт церковной жизни, входом в Церковь, в фактическую церковную жизнь, приучением самого ребенка к участию в церковной жизни. 

2. Содержание преподавания должно быть пищей, соответствующей уровню развития ребенка, должно быть тем окормлением, которое ему нужно для духовного развития. Содержание программы Закона Божия не должно быть логическим разделением на части школьного предмета, а сообщением знаний, которые нужны ребенку в данный момент для его духовного развития. Хочу добавить к этому еще одно очень существенное соображение. Мы хотим, чтобы дети наши усвоили известные знания. Усвоить — значит «сделать своим». «Сделать своим» — это творческий акт, который должен совершить сам ученик. На каждом уроке преподаватель должен стараться вызвать этот акт творческого усвоения. 

    Хочу привести вам в заключение недавно произошедший со мною случай. Я объясняла детям первые слова молитвы «Отче наш»: «Иже еси на небесех». Мы говорили о том, видят ли космонавты Бога, когда летают на небо. После беседы на эту тему я им предложила написать, как они понимают, что такое «небеса», «небесное царство». Девятилетний Гриша написал: «Небеса это место, куда мы попадаем, когда умираем», десятилетняя Таня: «Небесное царство — очень настоящее, но мы его не может тронуть или увидеть», а семилетний Лука написал каракулями: «Небеса это доброта». Каждый раз, когда я читаю молитву Господню, я вспоминаю толкование моих трех богословов и опять чувствую, как много дают дети своим преподавателям.

Категория: Для родителей | Добавил: Юлия (21.06.2009)
Просмотров: 4028
Вход на сайт
Работа школы
Наш опрос
Нравится ли Вашему ребенку посещать Воскресную школу?
Всего ответов: 188
Библиотека
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Православие и Мир ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU